Мария Гусынина

 
     
 

* * *

Сколько радостного света в берегах Твоих,

Сколько ласкового, нежного участья...

Ты как теплый летний дождь

Проливаешь в душу жизнь,

И встает заря безоблачного счастья...

О, Ты славен, мой Бог!

Кто сравнится с Тобой в делах Твоих?

Путь велик и высок,

Путь велений Твоих...

Как постичь Тебя хочу,

Как познать Тебя стремлюсь,

Чрез Твое святое, праведное Слово!

Очи сердца раствори,

Чтобы мне в Твоей любви

Познавать Тебя, Всевышнего, Святого!

* * *

О, если б мне Господь не помогал

Во дни печалей и во дни смятенья,

Душа моя, истаяв словно тень,

Сошла б в страну молчанья и забвенья.

При умножении скорбей, сердечных ран,

В стеснении опять в слезах беззвучных,

Ты утешеньем душу услаждал,

Поддерживал Своей рукой могучей.

Твердыня и спасение мое!

Пусть глас хвалы звучит все ярче и сильней,

Но всем словам наречий и веков

Не выразить всей полноты Твоей!

Ко Христу

Вон из души, бегом, иль просто шагом,

Вверху, в скрещеньи, сумрачность ветвей...

Так вдаль, по коридорам листопада,

Бегут от грешной сущности своей.

Забыв про гнев, забыв противоборство,

Забыв про честь, про славу и года,

Бегут, оставив тщетное упорство,

К той чистоте, что выше навсегда...

Раскинув руки, словно крылья птичьи,

Стараясь ветром вырвать черноту

Стремятся ввысь, от прошлого обличья

Душевной мудрости, вернуться ко Христу.

* * *

Версты ночные. Небес корабли

Весла купают в тумане земли,

Тают беззвучно в ночной тишине,

Путь направляя к холодной луне.

Не всколыхнется бесшумный покой,

Господа очи над всею землей,

Путь наш лежит в небеса кораблей,

Бог утешает любовью Своей...

Сила

Как часто сила не во власти превосходства,

Не в царственной и правящей руке,

А в тихом и незыблемом затворстве

Своей беды в душе, как в тайнике.

Нет места ей в насилье, в произволе,

Но только в сердце том, которое всегда

Пойдет на скорбь и смерть по доброй воле,

Чтобы минула ближнего беда.

Сильна душа, что гнев сдержать сумеет,

Хоть путь ее в страдания лежит,

И причинить несчастья не посмеет,

И все невзгоды с кротостью простит.

Все начинается с любви

Все начинается с любви, и все кончается любовью,

Перетекает, как бальзам, она от Бога в даль времен,

Небытию не отдана, и не подвержена злословью,

Она пронизывает все, чтоб был ей каждый умудрен.

Не недоступна, не горда, и переменчивости чужда,

Все совершенствует в сердцах, усовершая склад души,

Цветет отрадой в скорбный день, неотвержением

чутким в нуждах,

И невозможно силам тьмы ее могущества лишить.

Ей верность бережно храня, приумножая в ходе

странствий,

Достичь мечтаю тех равнин и тех лазурных берегов,

Среди которых, минув все нагромождения

препятствий,

Вмесить, исполнившись, смогу Христову дивную

Любовь

Пожелание…

Я не буду желать ни привычных утех, ни забот,

Ни накала ветров, ни задумчивых дней за полями...

Пожелаю одну из ста тысяч бегущих дорог,

Два крыла за спиной и заоблачный взлет

с журавлями,

Я не стану искать слов напыщенных сложный узор,

Что напудренный локон в балах и салонах

украсит,

Трону талую рябь темно-синих, печальных озер,

Где коралловый шар, утопая в безмолвии,

гаснет.

И польется как дождь, как роса с лепестков голубых,

Мой предутренний стих, мой весенний туман по оврагам,

И с одним пожеланьем: обретенья дороги святых

Ляжет, мягко кружась, лебединым крылом на бумагу.

Что еще пожелать в этом мире, где счастье сквозь грусть,

Где и сотовый мед разносолом дегтярным приправлен?

Я живее и чище пожеланья найти не берусь,

Отыскать в жизни путь, что единственный к Богу направлен.

Я не буду желать благ земных и богатств суеты,

Отягчения славой, зависимой роли владыки,

Пожелаю лишь искренность сердца и мудрость мечты,

Что ведет ко Христу и к Его благодати великой

* * *

О нет, не ровною чредою,

Вьет жизнь круги, свивая путь,

Клубится горною рекою,

Где водопады и пороги

Круженья отражают суть.

Порою сердце замирает

У самой бездны, на краю,

Но снова ввысь душа взмывает,

Господь любовью нас спасает -

Звездой, окутанной в зарю.

И с каждым пройденным порогом,

И с каждой пройденной тоской,

Все ближе, все родней мы с Богом,

Назло печалям и тревогам

В душе - немеркнущий покой.

 

Божий дождь

Аллеи наполнены шепотом,

И шелестом, и трепетанием,

Дрожит на полянах золото,

Свечей первоцвета раннее,

И теплою влагой полнясь,

Живительной и густой,

Природа слушает голос

Баюкающий, дождевой.

Так Бог говорит с травою,

И с каждою веткой берез,

Смывает оковы плена

Потоком небесных слез.

А тем, кто в плену заботы

Слепых городских сует

Не видит из каменных сотов

Дождя очищающий свет,

Останется только сырость,

И зябкие сумерки туч,

И вера, что сизую мглистость

Прорежет сверкающий луч,

И вновь воцарится зноем,

И даст позабыть шутя,

Что сердце просит иного,

И Божьего ищет дождя.

 

Ожидание

Ожидать ли мне утром радости,

Ожидать ли мне в ночь покоя,

Ожидать ли мне, что без слабости

Встречу я испытанье любое?

Ожидать ли мне неба вешнего,

Ожидать ли мне зимних вьюг,

Ожидать ли мне безмятежного,

Или бедствия грянут вдруг?

Что гадать о том, что мне выпадет,

Что б ни выпало мне в пути, -

Твердой поступью, вместе с Господом,

Мне назначено вдаль идти.

Если даже свет мглой затянется,

И смешается правда с ложью,

И надежд в пути не останется, -

Ожидаю Тебя, мой Боже!

* * *

Когда по широкой земле

Идут, через годы, люди,

Оставить каждый свой след

Мечтает в годах и судьбах,

И, выпрямясь в полный рост,

Средь всех оказаться гигантом…

Все это не выше звезд,

Не выше небесной карты.

Когда нас прельщает успех,

Иль слава зовет за собою,

Забыв обо всем, человек

Живет этой жаждой одною,

И грезит, что море роз

Пред ним повергают народы…

И это не выше звезд,

И это – печать несвободы.

И вновь, от зари до зари,

Стремимся мы к тщетным высотам,

Свои обрекая дни

Бессмысленным, тяжким заботам,

Забыв, что предела нет

Бездонных небес просторам,

И гаснет созвездий свет

Пред Божьим негаснущим взором…

Плененные кругом земли,

Как редко мы смотрим на небо,

И бренные мысли свои

Своим назначаем пределом;

И в круге улыбок и слез

Земной суеты не знаем –

Есть дали, что выше звезд,

Есть дали небесного края!

 

СБОРНИК СТИХОТВОРЕНИЙ МАРИИ ГУСЫНИНОЙ

“В уповании, в смирении, в любви...”

 

В уповании, в смирении, в любви...

В уповании, в смирении, в любви

В даль дорог по неразгаданным следам,

Сколько пройдено в проселочной пыли,

Сколько отдано печалям и слезам...

Тает свечкой в предрассветной мгле

Грусть последняя, встречая вновь рассвет...

Путь - один из сотен тысяч на земле,

Как и все не избежавший бед.

Путь, сияющий от пыли золотой,

И чернеющий от вихрей грозовых,

Путь один - и только пред Тобой,

Не ищу себе путей иных.

В уповании, в смирении, в любви,

Так пройду, мой Бог, надежды не тая.

Тот, кто понял, и все те, кто не смогли -

Пусть пребудет с ними благодать Твоя.

Сила

Как часто сила не во власти превосходства,

Не в царственной и правящей руке,

А в тихом и незыблемом затворстве

Своей беды в душе, как в тайнике.

Нет места ей в насилье, в произволе,

Но только в сердце том, которое всегда

Пойдет на скорбь и смерть по доброй воле,

Чтобы минула ближнего беда.

Сильна душа, что гнев сдержать сумеет,

Хоть путь ее в страдания лежит,

И причинить несчастья не посмеет,

И все невзгоды с кротостью простит.

Искренность

Дороже золота, алмазов, жемчугов

Одно живое, искреннее слово,

И действенней, я убеждаюсь снова,

Холодной лжи хитросплетенных слов.

Бесценна искренность и прямота души,

Она преграды мира разрушает

И в сердце раненном надежду воскрешает,

Тьму главного оружия лишив.

Она - источник мудрости и света,

Все расставляет на свои места,

О, как дорога к ней бывает непроста

В мученьи поисков вопроса и ответа.

* * *

Заворожили зори даль полей,

Зажегши тихо свечи иван-чая,

Заговорили ветви тополей,

Свет перламутровой луны встречая...

Оставь мне, Боже, этот уголок

Навеки в сердце, словно ожиданье,

Я буду приходить из мглы тревог

К Тебе по этим светлым росам ранним,

Как по слезам, в безоблачность души,

И золоту небес внимать в печали,

И слушать шепот тающих вершин,

И замечать то, что не замечали

Ничьи глаза, и видеть, как во сне,

Всю боль чужой утраты в одночасье,

И снова ожидать в своей судьбе

Почти утраченное, призрачное счастье.

* * *

И будет так трудно познан

Тот смысл, что живет во мне...

Стихи - это вечный поиск

Звучания в вышине.

Такой бесконечно разный

Звук, что дрожит в тиши,

Стихи - это если разум

Играет на струнах души,

Он - тот, что еще не создан,

Но вечно живет внутри,

Стихи - это вечный поезд,

Бегущей в лучах зари,

Стихи - это вечный вызов,

И вечно звучащий зов,

От канувших в утро карнизов

Летит до сердец и умов...

Он рвется - его не удержишь,

А в даль улетит - не вернешь,

Ты снова в закат повержен,

И снова восхода ждешь,

И снова в тщете бессильной

Стараешься - в сон с головой,

Стихи - это ветра крылья,

Полет неумолчный мой,

И это родник, что не признан,

Венец, что из терна и роз,

И это - песня той жизни,

Которой начало - Христос.

* * *

Венцом полей меня венчает дождь,

В нем грусть небес лазурными очами,

И тайной васильковою вплелась,

Мерцая тихой нежности лучами.

В нем пламя солнечного огня

Зажглось ромашки золотою сердцевиной,

Пушистой таволгою серебро ручья

Переплеталось с трелью соловьиной.

В нем ласково играла сердца песнь

С минутой каждою все шире и свободней,

В нем я сама, сама, какая есть,

Пою во славу милости Господней.

* * *

Я думала, когда пришла пора

Умчаться в даль неведомых просторов,

Что не смогу без музыки ни дня,

Без струнных нежно-звучных переборов.

Но средь бескрайней дальней синевы

Мне заменили этих струн звучанье

Дождя токката, менуэт луны,

Надлесной дымки нежное молчанье,

Аккорды жарких солнечных лучей,

И тихий звон цветов, и гул дубравы,

Все то, что в тихом трепетанье дней

Поет Творцу немеркнущую славу.

* * *

Из темных окон виден тихий сад,

Где ночь выстраивает призрачные замки,

Где звезды сонным серебром блестят...

Привычные, заученные рамки

Необходимости тогда спадают прочь,

Я погружаюсь взором в эту ночь,

И в глубине таинственного сада

Я растворяю свой бессонный взор,

И трепетаньем тихих разговоров

С Отцом моим звенит ночной простор.

Он лишь Один, Который не осудит

За слабость слез и головы наклон,

Он лишь Один спокоен, ласков будет,

Храня в руке мой беспокойный сон,

Не ранит беспощадностью упрека,

И обвинений градом не сразит,

Воззрит Своим глубоким, чутким оком

На недовольства вечного гранит, -

И ноша не тяжка, и путь спокоен,

И серебром дорога залита,

И светлый сон отрадою напоен...

Лишь Божьею любовью я сильна.

 

* * *

Верстовые столбы за окраиной

Повернули минувшее вспять,

Поросло придорожными травами

То, что было так трудно понять.

Все уж в прошлом - отжившее умерло,

И воскресшее вновь ожило

В сыроватых предутренних сумерках

Золотое, как солнце, тепло.

Этот дым золотой за туманами

Как обет о распахнутом дне,

И восходит Восток караванами

К побледневшей от жара луне...

Верстовые столбы за окраиной

Новый путь отмечают росой,

Может, снова по пыльному гравию

Выйти к новым рассветам босой?..

* * *

А где-то тихо дождь прошел над пашней

Благодарением Тебе за день вчерашний,

И день сегодняшний хвалою вознесен,

И так же завтрашний, какой бы ни был он...

Всегда возможно, твердо в это верю,

Приобретением в Тебе назвать потерю,

Не существует невосполненных утрат,

Ни на один из ста путей назад

Я не вступлю, доверие отринув,

Чему научишься, всех бед и скорби минув?...

А путь назад - он даже в мыслях зыбок.

И думаешь порой: “Из ста ошибок

Могла не совершить я ни одной...”

Но не была бы я тогда собой...

 

БИБЛЕЙСКИЙ РОМАНС

Надежда

Не угашай надежды яркий свет,

Не закрывай ладонями лампаду,

И, выходя встречать несбыточный рассвет,

Не вспоминай померкшего заката...

Мой путь один, на нем и снег, и дождь,

Я сквозь туман бреду по бездорожью,

А ты, душа моя, гореть не устаешь,

Ловя, как солнце сквозь туманы, милость Божью.

Зовет восток сгоревшие мечты,

Хотя душа в дыму пожарищ без ответа,

Но слышу голос я с небесной высоты:

“Храни огонь - отдашь грядущему рассвету”.

Бездушен свет, бессмысленны шаги,

И лучший путь без Бога слеп и мрачен,

Горят в ночи моей надежды маяки,

И путь не найденной еще звездой означен.

* * *

Не упрощай, мой друг, не упрощай

Представшей жизни сложные картины,

Чтоб, ошибаясь, не было причины

Так многому в судьбе сказать: “Прощай...”

Не запрещай душе, не запрещай

Гореть огнем любви и пониманья,

Душа достойна твоего вниманья,

Холодным разумом ее не заменяй.

Ее ни чем не заменить, и лишь она

Наполнит счастьем жизнь твою всецело,

И та душа, что чувствовать умела,

Ценней, чем та, что безнадежно холодна.

Не замечай, мой друг, не замечай

Слова обидные, косые взгляды,

И сердце то, что вечно будет рядом,

Своей бесчувственностью ты не огорчай.

Узел жизни

Распутывая сложный узел жизни,

Сплетенье судеб, дней, потерь, дорог,

О, кто из нас не совершал ошибок,

Кто избежал падений и тревог,

Кто никогда не ощущал в печали

Опустошенности израненной души,

И чей корабль в молитве, как в причале,

Не находил прибежища в тиши.

Любой из нас, как путник, -

С дальнею дорогой

Свою надежду в сердце повенчал,

И если потерял все, кроме веры в Бога,

То, значит, ничего не потерял.

* * *

Да поможет тебе наш Господь в день печали и грусти,

Когда сердце тревожно забьется, и смолкнут уста,

Когда радостный взгляд свой ты вдруг строго в землю опустишь,

И на руки устало склонится твоя голова,

И твои родники светлой радости. бурной и жаркой,

Вдруг осушит усталость, и в сердце тревожной струной

Зазвучит резкость слов, кем-то сказанных неосторожно,

И обида нашепчет, что несправедливы с тобой.

Пусть тогда, вопреки всем обидам и сумрачным мыслям,

Твое сердце любовью Христовой наполнит наш Бог,

И она исцелит, и напоит надеждой и силой,

Изгоняя холодную горечь житейских тревог.

Это трудная радость - единство в любви не разрушить,

Это трудное счастье - друг друга стараться понять,

Но, пораненную в созидании целого душу,

Не бессилен Господь наш и радовать, и утешать.

 

ВЕСНА - 97

* * *

Кострища весенней гари,

В уголь черные грачи,

И светящиеся дали,

Где покой зимы молчит.

Солнцем вызолочен ветер,

Что покров с покоя рвет,

Высочайшая на свете

Радость - петь весны приход!

* * *

Обнаженность ветвей - до боли,

Обнаженность - всегда больна,

Отрешеньем от тихой неволи

Обнажает сердца весна,

Выпускает, ни с кем не считаясь,

Вновь рожденную синь в небеса,

Раздувает, едва касаясь,

Ветром новых надежд паруса,

Разбивает застывшие ковы,

И в бурлящих потоках летит,

Разрушает вокруг все, и снова -

Созидает. Земля дрожит...

От энергии этой вольной

(Раз допущена Богом - твори!)

На душе так бывает больно,

Но так радостно все - внутри.

Тишина

Такая тишина бывает раз в столетье,

Ее из зимних бурь рождение светло,

Она сияет там, где грустный странник встретит,

Отчаявшись искать, весеннее тепло.

Устало помолчав над дальнею дорогой,

Присядет в тишине, чтобы осмыслить путь...

Прошедшая зима - она прошла пред Богом,

И память сохранит ее уроков суть.

Она была строга в морозах на рассвете,

И выжгла часть души, другую возродив,

Но в строгости Бог дал все лучшее на свете,

Чтобы теперь запел внутри весны мотив.

И в мудрости простой - рождение живое

Грядущих берегов, восставших изо льда -

Пред Господом в пути теперь с весной их двое,

И радостью искрится в них талая вода:

Как раны на земле - ручьи весны звенящей,

Как раны на щеках - растаявший покой,

Но новой песней той весны животворящей

В путь странника завет Господь и Бог святой.

* * *

Последний весенний снег,

Слепящий глаза до боли,

Последний морозов след

На взрытом ручьями поле,

Последний холодный зной,

Ветвей подчеркнувший нежность,

Как сдержанности земной

Последняя неизбежность.

* * *

Расцветшая изгородь -

вся в снегу,

Нежнейшей изморозью -

на бегу

Врасплох захвачена,

одета в сон,

И так означена

судьбой времен.

Застывшим кратером

в ручьях вода...

В противоречиях

всегда весна,

С холодной сдержанностью

бурный пыл

Безбрежной нежностью

в снегах ожил -

С минутой каждою

все горячей,

Как сердце чуткое,

бежит ручей.

* * *

Утро серое невыспавшихся ив,

Тихо вздрагивая, отлетают сны,

Старый двор неброско-бережно красив

Красотой, рожденной в облаке весны.

Мне дорога - через двор и через холм,

В серой дымке сквозь заснувшие дома...

Воскрешенное весной с таким трудом

Завораживает вьюгою зима,

Заколдовывает холодом опять,

Безнадежностью сжимая жизни пыл,

Только ей, взметнувшись вверх, не устоять,

Ей Господь предел круженья положил.

Мне дорога сквозь завьюженность одна -

В сад цветущий вместе с Господом войти,

И в душе моей расцветшая весна

Не замерзнет от превратностей пути.

* * *

Покоя нет - его, как лед, разбили,

На огненное солнце уронив,

И отзвуки его алмазной пыли

Умолкли, так и не договорив.

Покоя нет - его раздали ветру,

И раздарили тающим снегам,

Проросшим нежной жизнью веткам вербы,

Горам, долинам, рекам, берегам.

И всем по искре маленькой досталось,

По бусинке, растаявшей в руках.

Покой ушел... Взамен проснулась радость,

Теперь она искрится в родниках.

ПЕСНИ ПЕСНЕЙ

* * *

Дышало поле росами зари.

Я встала рано. Тихие дороги

Светло и зыбко далью пролегли,

И в даль ушли ненужные тревоги.

Я тихо пела о покое дня,

И эти синие цветы степные

Мне так светло напомнили тебя,

Твои глаза небесно-голубые.

Там, в городе, где пыль и гул машин,

И сутолока вечного движенья,

Как там текут все эти дни твои,

Летя минутами лукавого круженья,

О чем ты думаешь в той дымчатой дали,

Где люди суетятся и мятутся?..

Как мне б хотелось этим тихим днем

Тепло и бережно души твоей коснуться,

Чтоб ты услышал как поют цветы,

И как играет ветер звонкой рожью...

Да сбережет Господь от суеты

Глаза твои, что мне всех глаз дороже...

* * *

Тихим облаком синим спускается ночь на поля,

И мерцают просторы, ночною умывшись росою,

И так мягко ложится под ноги сырая земля,

Увлажненная дальней, за реку уплывшей грозою.

Здесь в бескрайних просторах спокойно, несуетно все,

Здесь прозрачная тишь пьет туманы небесною чашей,

Только в город тот шумный, где сердце забыто мое,

Так невольно и грустно возвращаются мысли все чаще.

Здесь насыщенно-бодро проходит веселие дня,

И я славлю Творца за его благодатную волю,

Но зачем же порой васильковая радость моя

Ранит сердце мое одинокой и трепетной болью...

* * *

Быть всегда отрадою очей,

И в минуты грусти - утешеньем,

Каждой каплей сущности моей

Все любить в нем каждое мгновенье,

Понимать, поддерживать, хранить

Все его заботы и тревоги,

За него всегда благодарить

Благодатного, святого Бога,

Быть всегда для Господа хвалой,

И, храня в душе хваленья звуки,

В окна, залитые проливным дождем,

Тихо песни петь в часы разлуки.

В этом - радость, если путь вдвоем,

В этом - горечь, если безучастно

Лишь мечтать ненастным серым днем

О почти невероятном счастье.

И любовь несчастьем может быть,

И горчайшим из всех зол на свете.

Только Бог силен животворить,

И на боль участием ответить.

* * *

И снова мысли возвращаются к тебе.

Я не найду для их стремления названья...

К глубокому созвучию “любовь”

Нет дополнительного толкованья.

И только в Боге объясненье есть,

Не объясненье даже - просто вера

В Его могущество, любовь, и в то, что Он

Ведет меня путем прямым и верным.

Он рядом и с тобою, и со мной,

Где бы мы ни были на сей земле пространной,

За то, что милость и любовь Его с тобой

Благодарю Его я непрестанно,

За славное призвание твое,

За мудрость ту, что в Слове открывает,

За то, что в трудные, седые времена

Тебя Он и хранит, и утешает,

За то, что сберегает от тоски,

За твердость веры и горячее стремленье,

Что о тебе слова к Нему близки,

Когда к Нему я возношу моленье.

Да даст Он мир горячему огню

Твоей души, и, мудростью наполнив

Твой разум, даст ответ тебе во всем,

И радость жизни в радужном “сегодня”.

* * *

Да будет все Тебе во славу в нем:

И взор, и речь, и головы наклон,

И яркий свет Твоих священных слов,

И этот жар внутри - Твоя любовь,

Да будет все во славу каждый раз:

Любая из невыверенных фраз,

Любая из задорных смеха искр,

И из ответов каждый, что так быстр,

И каждый жизни час, пусть даже тот,

Когда опять он, недослушав, не поймет,

И я виновной стану вдруг опять

В том, что никак я не могла сказать.

Да будет все Тебе во славу в нем,

Все, что усовершаешь с каждым днем,

Все, что играет радостью святой,

Все то, что в нем освящено Тобой.

ПОЭМА ДОЛИНЫ

Моя долина. Дольними чертогами

Тебя ль не назовешь, весне под стать,

Своими незаметными дорогами

Так любишь в вербный край ты увлекать.

Отрезанной от мира холмогорием,

Тебе чужда окраин суета,

Твоей преображаются историей

Извне в тебя летящие ветра.

И новый мир, в тебе рожденный заново,

Раскроется, лишь нужно уловить,

И можно лишь с неведомыми странами

Твое многообразие сравнить.

Ты - чашей, тихой радостью наполненной

Домашнего, уютного тепла...

Нигде не ощущается отчетливей

В свои права вступившая весна.

До сердца твоего иду допущенной,

Где, жаркой лентой остров обрамив,

Реки вода взмутненная, бегущая

Поет весны ликующий мотив.

* * *

Тростниковая страна - болото

Прорастала ивняком в тиши,

И живой, нестертой позолотой

Зажигались трубы - камыши.

Словно копья от минувшей битвы

Сквозь сугроб - отжившая трава,

Голосом услышанной молитвы

Опушились вербы рукава,

Песней обретенного забвенья

Из израненного солнцем льда -

Родники живой воды весенней -

Новой жизни радостное “Да!”

* * *

По горам к тебе путь труден -

С замираньем сердца - вниз,

Расставительница судеб,

Что внутри тебя сошлись,

Растворительница горя

В чаше с мутною водой...

И тебе, долина, больно

Обожженной быть весной,

И тебе, долина, страшно,

Непривычно, может быть,

После сонной мглы вчерашней

Жизни трепет ощутить?

Я незванной и забытой

Вновь пришла - не обессудь,

Кто, скажи, тебя, долина,

Так любил когда-нибудь,

И когда ты увлекаешь

В таинств жизни хоровод,

Кто, скажи, тебя, долина,

Ярче и живей поймет?

Помнишь - лето, Свет счастливый

Не таил, казалось, зла,

И тогда меня, долина,

Ты сама к себе звала.

По твоей дороге топкой,

Где, струясь, бежит вода

Так доверчиво и кротко

Я пришла к тебе тогда,

И в лучах рассвета алых

Я сжилась с тобой в тиши...

Что тогда ты обещала

Роднику моей души -

Помнишь?... Только свет изменчив,

И виновных не найти

В том, что синей вьюгой вечной

Замело к тебе пути,

В том, что снежною лавиной

На ресницы мгла легла,

В том, что я тебя, долина,

Долго видеть не могла.

А теперь, с весенним солнцем,

О былом пора забыть...

Я пришла к тебе, долина,

Воскрешенье разделить,

Я пришла в свеченьи новом

О весне послушать весть,

Мы с тобой вдвоем, долина,

Не одну слагали песнь,

Мы теперь с тобой едино

Отрешимся ото сна,

Наш разрушит поединок

Примирителем - весна.

* * *

Тростник - орган стремится в вышину...

И ты теперь поешь Ему хоралы?

Поверь, что всей душой твоей вздохнуть

Ему во славу - так бескрайне мало!

Поверь, что нам с тобой всем сердцем петь:

Тебе - рекой, а мне - капелью вешней

Всю жизнь дано, но так и не успеть

Отобразить Его любви безбрежной.

Скажи - когда, скажи - с какого дня

Ты эту песню петь Святому стала,

Или в тебе ее несли ветра

Всю жизнь твою, но я ее не понимала?

Теперь я примиренной с Ним, с тобой

Пришла к тебе, весну неся навстречу,

И я прошу тебя - немолчно пой

Во мне, а я своей нескрытою душой

В тебе своею песнею отвечу.

ОСЕННЯЯ МОЛИТВА

И вот опять в распахнутые окна

Осенней горечи вошел холодный свет,

Дыханьем терпким веет свежий воздух,

И лета жаркого последний тает след.

Я вновь пройду по городскому шуму

К той тихой улице, где стройною стеной

Стоят деревья, охраняя думы,

Где все объято светлой тишиной.

Там гул машин стихает до забвенья,

Там суета уходит, словно тень,

И звуку ясному спокойного моленья

Внимает летнего заката день.

О, как все просто и необъяснимо...

Из года в год все тот же грустный зов

Все так же мерно и неотвратимо

Природу погружает в строгий сон.

Все возвращается, и, круг возобновляя,

Проходит время, за собой ведя

Волнующую радость листьев мая

И горечь струй осеннего дождя.

Ко мне мой новый круг уже приближен,

Он разомкнуть готов свое кольцо,

Чтобы в его пределах отразилось,

Как в беге вод речных, мое лицо.

Я с благодарностью научена Тобой

Воспринимать мой каждый шаг земной,

И даже час тревожных дум и слез

В доверье бесконечное возрос.

За каждый шаг благодарю Тебя,

За то, что в вере укрепляюсь я, любя

Священных слов Твоих живую глубину

И внутренней молитвы тишину.

За то, что с каждым мигом все ясней

Я вижу праведную мощь любви Твоей,

За то, что дал возможность постигать

Неизмеримой славы благодать,

За все, что в жизни доставляет свет

На протяженье беспокойных лет,

И что во мне веленьем уст Твоих

Источник пробудился вод живых.

Мой новый круг благословен Тобой...

Как я хочу, чтоб каждый миг земной

Тебе хвалу и славу возносил,

За все дары Твои Тебя благословил!

 

© Центр исследования Библии, 1997

 
 

 

E-mail: mgoll@online.ru

ГОСТЕВАЯ КНИГА

ФОРУМ

НА ГЛАВНУЮ Наши принципы Читальный зал