Усыновление

Ч. Уэлч

(Алфавитный Анализ)

Слово “усыновление” является переводом греческого слова Huithesia, которое состоит из huios – “сын” и другой основы thesis - “назначать”. В Новом Завете это слово употреблялось только Павлом. Вот места, где оно упоминается:

“Вы получили дух усыновления” (Рим.8:15)

“Ожидая усыновление” (8:23)

“Кому принадлежат усыновление” (9:4)

“Чтобы получить усыновление” (Гал.4:5)

“Предопределив нас усыновить Себе” (ЕФ.1:5)

Чтобы понять смысл этого образного выражения мы должны, знать, во-первых, греческий закон (т.к. одно, из посланий адресовано Галатам, а Галатия относится к Греции), а также римский, т.к. именно на него ссылается Павел, когда идет речь об усыновлении в послании к Римлянам.

Усыновление в Риме было весьма серьезным делом. “Усыновленные” считались полноправными членами семьи, как если бы они были родными по плоти, и наделялись всеми ее привилегиями.

“Род Кесаря, например, продолжался именно через усыновление, а не от отца к сыну. Причиной тому была плохая выживаемость царских семей. Из-за отравлений ядом, разводов, распутства, пресыщенности жизнью вырождались целые семьи. Например, Август был преемником Юлия Цезаря и был усыновлен из семьи Октавиана. Тибериус не имел никакого отношения к его предшественнику, он был просто сыном Ливии, жены Августа, Тибериусом Клаудиусом Нероном. Последнее имя говорит о введении другой семьи, отличной от семьи Октавиана семьи Нерона, который был в свою очередь сам усыновлен Клавдием в 50 году до н.э.”

Усыновление было двух видов. Обычное, правильное усыновление и усыновление-адрогация.

  1. Правильное усыновление. Надо помнить, что отец по Римскому закону имел полный контроль над своей семьей, обладая теми же правами и властью, что и над слугами. Правом собственности отца (patria posestas) сын лишался своего права над собственностью, и, кроме того, отец мог применить любое наказание, вплоть до убийства. Согласно закону 12 табелей, отец, однако, лишался права собственности, если он продавал сына более трех раз. По этой причине, в случае усыновления, проходила законная церемония продажи сына 3 раза, после которой сын переходил в собственность (posestas). Позднее церемония, слишком обременительная, заменялась простым провозглашением перед Претором или правителем.

2) Адрогация - это усыновление, при котором должен быть усыновлен был господином усыновителя. Он усыновлялся по форме, называемой адрогация (от слова – “спрашивать”, по той причине, что спрашивались усыновляющий, усыновляемый и народ). Закон требовал, чтобы усыновитель был не меньше, чем на восемнадцать лет старше усыновляемого.

Юстиниан пишет: “Усыновление имитирует природу, и было бы неестественно, чтобы сын был старше”.

“Усыновление в законе именовалось как “capitas diminutio”, которое было действительным, пока был жив усыновленный, так что многие столетия оно действовало, как прощение долгов” (W. E. Ball).

Усыновление давало 3 вещи:

1) Изменение семьи. Усыновленный перенимал родословную усыновителя

2) Изменение имени. Усыновляемый приобретал новое имя, т.к. к его имени прибавлялось окончание ianius, и, кроме того, он присваивал имя усыновителя. Так, когда Каиус Октавиус из рода Октавиана был усыновлен Илиусом Кесарем, он стал Каиусом Юлиусом Кесарь Октавианом (ianius)

  1. Изменение дома
  2. Новая ответственность и привилегии. В то время как усыновляемый претерпевал “потери”, для него давалось новое право наследия, которое он получал в пользование в случае смерти усыновителя.

Павел ссылается в своих посланиях на “patria posestas”, т.е. к абсолютной власти отца в семье. В Гал.4 он говорит о сыне, который “ничем не отличается от раба” и далее в 7-ом стихе: “Посему ты уже не раб, но сын” (Гал.4:7). Павел использует термины закона такие как: “быть под опекой”, “подчинен домоправителям”, “дети порабощенные” (Гал.3:32-4:1).

Что касается самой церемонии усыновления, то можно сказать, что различие между переходом сына в рабство и его усыновлением практически отсутствовало. В одном случае усыновитель говорил: “Я провозглашаю этого человека моим рабом”, а в другом: “Я провозглашаю этого человека моим сыном”. Форма была совершенно одинаковая; отличие состояло в сути.

“Если усыновитель умирал, усыновленный сын требовал наследства; письмо свидетельствовало о том, что он являлся усыновленным наследником”.

“Закон” требовал подтверждающее свидетельство. Вызывался один из семи свидетелей, который говорил: “Я присутствовал на церемонии. Я был тот, кто держал шкалы и ударял их медным слитком. Был усыновитель. Я слышал слова защиты, и я говорю, что этот человек был провозглашен умершим не рабом, а сыном” (В.Е.Болл).

Помня это, мы не можем не понять, с каким трепетом Римский христианин читал следующее:

“Потому что вы приняли Дух усыновления, Которым вы взываете: Авва, Отче! Сей самый Дух свидетельствует с духом нашим, что мы дети Божии”.

Акцент здесь постановлен не на то, что свидетелем усыновления является сам Бог или Дух Святой, но на то, о чем Он и наш дух свидетельствует, т.е. об усыновлении. Римская воля была тесно связана с законом усыновления. Воля претора записывалась и скреплялась печатями семи свидетелей (Откр.5:6).

Скорее всего, в Ефесянам 1 дается ссылка именно на эту волю: “В Которого и вы, уверовав, были запечатлены обещанным Святым Духом, Который есть залог наследия нашего, для искупления удела Его в похвалу славы Его”.

В. Е Болл трактует последнюю часть этого места так: “до тех пор, пока искупление не завершится взятием наследства”.

Когда раб назначался наследником то, хотя он был специально освобожден из-под родительской опеки волей, которая давала ему наследство, его свобода начиналась не с того времени, когда воля была изъявлена (или сразу же после смерти завещателя), а от момента принятия юридически правильно составленного акта взятия наследства. Именно этим актом оканчивалось искупление (выкуп).

Последние слова из цитаты “в похвалу славы” также являются отзвуком хорошо известного Римского закона. Освобожденный раб, который сопровождал похороны своего освободителя, был похвалой его славы. Освобождение заветом было очень сходно с усыновлением, происходившем в Риме после смерти усыновителя. Это выражалось, например, в желании следовать до могилы с толпой освобожденных, неся “шапку свободы”. Причем желание было так сильно, что незадолго до написания послания Павла власти ограничили число рабов, которых господин должен был отпустить на свободу.

Наиболее авторитетным в вопросе искупления автором является Вильям Рамсам:

“Идея, что те, кто следуют принципу веры, являются сынами Авраама, независимо от того, к какой они принадлежат семье по плоти, была понимаема Галатами как намек на законный процесс, называемый “усыновлением”.

“Усыновление” (huiothesia) было видом embryo (завещания), при котором усыновленный становится обладателем имущества, которое могло перейти к человеку, бывшему по природе вне семьи, только через “усыновление”. Последнее было завещанием. Эта древняя форма завещания была официальной и неотменяемой. Термины “сын” и “наследник” являются взаимозаменяемыми.

Фраза Павла “говорю по человеческому рассуждению” показывает, что он ссылается на факт, присущий обществу того времени. Воля (diatheka) человека является неотменяемой, когда она в необходимый момент была правильно изъявлена. Но почему Павел может сказать о воле после того, как она изъявлена, что она неотменяема?

Такая неотменяемость была характерной особенностью греческого закона, согласно которой наследник не из этой семьи, должен был быть усыновлен семьей, и при этом “усыновление” становится завещанием. Завещатель после усыновления наследника никак в последствии не мог взять обратно от него его участие в наследии или налагать новые условия на его осуществление. Римско-сирийская книга Закона может проиллюстрировать это место писания. В ней было записано, что личность никогда не может отказаться от настоящего сына без всяких на то оснований. Примечательно, что усыновленный имел более твердое положение, чем родной сын. Как ни странно, это было так. Выражение в Гал.3:15: “завещания правильно составленного” - является тоже очень важным. Каждое завещание проходило через Государственный архив города. Оно не рассматривалось в греческом законе как документ интимного характера. Оно должно было быть отдано на хранение в Государственный архив. Из того, что здесь говорится, мы можем заключить, что усыновленный, ставший наследником, может и не быть действительным сыном. Однако Писание показывает, что кроме усыновления существует еще одно понятие.

“…сам Дух Святой свидетельствует с духом нашим, что мы дети Божии” (Рим.8:16).

Чтобы понять, о чем говорится в Гал.4:1-6, необходимо уяснить, в чем состоит отличие “дитя” от “сына” (Гал.4:1-2). То, что “усыновление” относится к “наследству”, мы можем увидеть из 1-ой главы Ефесянам. Там мы увидим, что слово “предоставлен” употребляется дважды: в 4-ом стихе, где оно относится к усыновлению, и в 11 -ом стихе, где оно относится к “Наследству”. Давайте рассмотрим теперь, как это важное слово используется в 3-х различных случаях, в связи с 3-мя различными собраниями искупленных.

В 9-й главе послания к Римлянам Апостол перечисляет определенные и уникальные привилегии Израиля “по плоти”, которым, по его словам, принадлежит, кроме всего прочего, и “усыновление” (9:4).

Структура этого места показывает, как соотносится “усыновление с обещаниями”:

А Братья по плоти

В Они Израильтяне

С Им принадлежат усыновление

D И слава

Е И заветы

D И законодательства

С Богослужение

В Обещания

В Отцы

А От них и Христос по плоти

Никто, хоть немного мыслящий, не сможет истолковать слова “Израиль” и “по плоти”, как относящиеся к церкви или к тому собранию, где “нет ни Иудея, ни Еллина” (Гал.3:28).

Когда об Израиле говорилось, что он был избран и изъят из Египта, то было также сказано, что Бог назвал этот народ “Своими первенцами” (Исх.4:22).

С этим положением связано гражданство, с городом Иерусалимом, который назначен быть центром земли, когда наступит Царство (Ис.2:3, Зах.14:16-17).

Вполне очевидно, что если одному народу дано превосходство, другие должны подчиняться. Одной из составляющих, входящих в понятие усыновления, являются преимущества, данные Богом какому-либо собранию над другими собраниями этой же сферы благословений.

“Ибо народ и царства, которые не захотят тебе служить, погибнут, и такие народы истребятся” (Ис.6:12).

“И придут иноземцы, и будут пасти стада ваши, и сыновья чужестранцев будут вашими земледельцами и вашими виноградарями. А все будете называться священниками Господа, служителями Бога нашего будут именовать вас, будете достоянием народов и славиться славою их” (Ис.61:5,6)

Если суммировать то, что Писание связывает с усыновлением, получится следующее:

  1. С усыновлением связано, прежде всего, назначение наследия;
  2. Достоинство первенцев;
  3. Тесная связь с гражданством;
  4. и преимущества над остальными собраниями этой же сферы.

Наряду с исключительным положением, которое Израиль получает через усыновление, существует также “усыновление”, относящиеся к семени Авраама (Гал.4:) уже не по его плоти, а по вере. Собрание, которое имеет это усыновление, связано с надеждой на “вышний Иерусалим” и составлено из “Иудеев и Еллинов”, которые стали “одним во Христе”, и, следовательно, наследниками по обетованию.

В послании к Ефесянам мы встречаем третью группу верующих, которым принадлежит “усыновление”, но это уже отдельная тема для исследования.

 

Перевод, 2001

 

E-mail: hisbody@yandex.ru

hisbody@yandex.ru