Что такое пост?

Г.М.В.

 

Многие элементы духовного культа, - обряды, - вошли в нашу жизнь в форме уже сложившихся, чуть ли не национальных традиций, и мы, порой, не даем себе труда разобраться в том, какой смысл несет в себе тот или иной обряд, и нужно ли его выполнять в наши дни в свете Божьей истины, а если нужно, то каким образом. Полагаясь на «многовековой религиозный опыт» и культурные традиции, мы, чаще всего, выполняем обряды механически, не задумываясь даже об их изначальном духовном смысле, содержащемся в Писании (уже не говоря о том, что мы, не задумываясь, иногда практикуем те обряды, которые вообще никакого основания в Писании не имеют). Однако, подобный путь опасен и может привести ко многим заблуждениям, поскольку всегда, когда мы возлагаем нашу прямую обязанность задумываться над своим хождением пред Богом и проверять его по Писанию на кого-то другого, существует опасность отступления от истины Божьей. Только Писание, а отнюдь не чужой, к тому же человеческий, разум может служить единственным непререкаемым критерием того, насколько верно мы ходим пред Богом и насколько точно выполняем Его волю.

В связи с этим хотелось бы сказать несколько слов в свете истины Писания об одном чрезвычайно популярном и распространенном явлении нашей духовной жизни – о соблюдении поста.

Пост в нашем современном понимании – это частичный отказ от некоторых видов пищи (как правило, на длительный срок), либо полный отказ от пищи (на менее продолжительное время) по религиозным убеждениям. Однако, отказ от пищи - это далеко не исчерпывающее и даже не основное значение поста в библейском понимании. Смысл поста, описываемого в Библии, гораздо шире. Что же касается отказа от пищи, то он является лишь побочным, сопровождающим явлением.

Давайте попытаемся выяснить, что же такое «пост» на самом деле, в свете Писания, каков духовный смысл этого обряда, а также – следует ли исполнять этот обряд в наши дни.

Упоминаниями о посте богат Ветхий Завет. Из его книг мы можем увидеть, что пост сопровождал предстояние пред лицом Господа (Иер. 36:9) и усиленное молитвенное обращение к Нему (Иоиль 1:14, 2:15-17).

Само еврейское слово tsom – «пост», берет свое начало от еврейского tsoom – «скрыть, прикрыть что-либо (например – рот)».

Для того, чтобы уразуметь основной – духовный – смысл поста, необходимо обратить внимание на два места Писания, где этот вопрос наиболее подробно рассматривается - Ис. 58 и Зах. 7. Здесь мы встречаем описание того, что именно Бог вкладывал в значение поста, каков тот пост, который действительно угоден Господу.

Углубляясь в эти чудесные строки, мы видим, что основной смысл поста – это соблюдение воли Божьей в отношении к другим: проявление справедливости, сострадания, милосердия (Зах. 7:9). Очевидным становится то, что в широком смысле значение поста – воздержание. Но воздержание от пищи и питья не является здесь основным и определяющим, а является таковым воздержание от дел «ветхой», греховной природы человека, от собственных прихотей. Истинный, угодный Богу пост состоит в том, чтобы творить милость и правду, чтобы суметь отказаться от каких-либо выгодных для себя обстоятельств, благ, привилегий, дел или поступков в пользу других, руководствуясь истиной Божьей:

 

«Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся» (Ис. 58:6-7).

«Вдовы и сироты, пришельца и бедного не притесняйте и зла друг против друга не мыслите в сердце вашем» (Зах. 7:10).

 

Фактически, состояние поста подразумевает отказ от себя в пользу других. Человек должен «отдать душу свою» (Ис. 58:10) тем, кто в этом нуждается: голодным, страдальцам, обездоленным, одиноким и несчастным; а чтобы это возможно было осуществить, необходимо было прежде всего отдать себя всецело Богу.

Истинный пост состоит также в том, чтобы начать действительно слушать и слышать Бога, Его волю. Обратим внимание на то, что в Зах. 7:11-13 нам предлагается утверждение о такой необходимой составляющей истинного поста, как о слышании Бога. А такое слышание - это, в первую очередь, восприимчивость и открытость сердец к Его словам, способность отказа от злых мыслей, возможность отвержения своих ошибочных представлений и понятий, исправление их согласно Божьей истине, смирение сердца и отвержение всяческой гордыни, эгоизма и самомнения (Ис. 58:9).

В связи с этим вспомним опять еврейское слово tsoom и его влияние на смысл производного от него слова tsom («пост»). Здесь, в этом контексте, смысловой оттенок «скрытости» или «прикрытости (рта)» можно расценивать не как отказ от пищи, но как отказ от собственных досужих рассуждений в пользу слышания Бога. В этом смысле пост предлагает людям умолкнуть от обсуждения своих суетных проблем, от амбициозного и высокомерного навязывания кому-либо своих мнений, от гордых и презрительных высказываний в адрес других и послушать Бога.

Таков ветхозаветный пост. Хочется особенно подчеркнуть термин «ветхозаветный» и, вслед за этим, обратиться непосредственно к обсуждению духовных особенностей эпохи Ветхого Завета, так как смысл и назначение любого Божьего установления невозможно понять вне духовного контекста того времени, атрибутом которого это установление является. Ветхозаветные установления напрямую связаны с Законом. Цель и задачи Закона всем нам памятны. В то время грех еще не был побежден и свергнут, являясь полноправным владыкой над поступками и мыслями людей (а люди, соответственно, являлись «рабами греху»). Закон был направлен на то, чтобы люди уразумели свое порабощенное положение и невозможность своими силами, без Божьей помощи и поддержки, творить угодные Богу дела.

Характерной особенностью Закона являлось, например, то, что большинство его постановлений начиналось с частицы «не»: «не пожелай», «не укради» и т. д. Тем самым, Бог как бы направлял людей внутрь самих себя, на анализ проявлений своей «ветхой природы» и на усилия совладать с нею, воздерживаясь от неугодных Богу действий (что без Божьей помощи невозможно). Этот процесс прекрасно описан апостолом Павлом в Рим. 7:7-8:

 

 «…я познал грех не иначе, как через Закон. Ибо я и пожелания не познал бы, если бы Закон не говорил: «не пожелай». Но, найдя предлог, грех чрез заповедь произвел во мне всякое пожелание; ибо без Закона грех мертв».

 

Именно по причине «ветхости» человеческой природы соблюдение угодного Богу поста в Ветхом Завете требовалось Богом лишь периодически. Из текстов Писания мы можем видеть, что Богом было назначено особое время для постов (см., например, Зах. 8:19). Также пост, продолжительностью в один или несколько дней, мог назначаться в особых случаях, когда необходимо было усиленное молитвенное обращение к Богу (Иоил. 2:15).

Требуемые же во время поста сосредоточенность на Боге и на Его воле, усиленность устремления к Нему, полное смирение пред Ним, очевидно, достигались в тот период именно с помощью побочной внешней атрибутики поста, как то: отказ от пищи (как правило – полный), а также посыпание пеплом главы и облечение во вретище (Ис. 58:5, Дан. 9:3). Все это, по всей видимости, способствовало усмирению «ветхой природы» и облегчало задачу воплощения основной, духовной сущности поста - воздержания от дел «ветхого человека», от поступков «по плоти», от исполнения собственных прихотей и перехода к слушанию Бога.

Итак, в Ветхом Завете человек еще не в силах был постоянно придерживаться святых Божьих требований, поскольку, по своему греховному естеству, обычным состоянием было для него проявление «ветхой природы», а угодные Богу дела он мог творить, приложив множество усилий, максимально сосредоточившись на Боге, войдя в состояние духовного и физического воздержания с помощью многих внешних действий, да и то – лишь краткое время. Пост, угодный Богу, был тогда для человека действительно тяжким воздержанием, требующим особого состояния всего человеческого существа, требующим многих усилий. Но тем самым он, как часть Закона, помогал человеку уразуметь его «ветхость» и греховность, и возжелать Божественного очищения и поддержки.

В книгах Нового Завета мы также встречаем упоминания о посте, хотя и не столь многочисленные, как в Ветхом Завете. Древнегреческое слово nesteuo и его производное – nestis, несут уже более близкие нашему традиционному представлению значения, переводясь соответственно как «воздерживаться от пищи» и «воздержание (как правило – в пище; религиозное или вынужденное)». Однако, что характерно, встречаются эти слова (в значении воздержания по религиозным соображениям) только в тех книгах, где исполнение иудеями Закона еще не отошло в прошлое, сохраняя актуальность (т. е. в Евангелиях и Деяниях). Причем пост в значении воздержания от пищи и здесь никогда не выступает, как самостоятельный элемент религиозной практики, но только как сопутствующий усиленному молитвенному обращению к Богу (Деян. 13:2-3, 14:23), помогая обрести особую сосредоточенность и концентрацию в устремлениях к Богу при решении важных духовных вопросов[1]. Однако в дальнейшем нигде в посланиях (даже написанных в период Деяний) апостолы не призывают верующих соблюдать пост даже как сопровождающий элемент усиленной молитвы.

Стоит задуматься, настолько ли важны и актуальны «внешние» проявления духовного хождения (и в частности – пост) в наши дни? Ведь период Деяний закончился (в Деян. 28:28) и наступило время Благодати Божьей для язычников. Израильский народ по своему положению пред Богом был уравнян с прочими народами, потеряв былую исключительность. А значит – многое изменилось и в практике. В отличие от времени Закона, теперь мы имеем свободу от «рабства греху», обладаем новой духовной природой. В отличие от периода Деяний, мы имеем совершенно иной «язык» общения с Богом - полностью завершенное и укомплектованное Писание (Кол. 1:25), откуда имеем возможность черпать познания о Боге и о Его воле, а также духовные силы, позволяющие поддерживать нашу «новую природу» в надлежащей форме, способствующие нашему духовному возрастанию. Теперь уже мы не нуждаемся во внешних «условиях» и «стимулах», подстегивающих наш духовный рост и помогающих «удержаться» в рамках угодного Богу хождения, так как Бог благословил нас обилием сил (Еф. 1:19, 3:20-21).

По большому счету, для нас, преображенных изменением ума (Еф. 4:23), имеющих в себе новую духовную природу, совершение угодных Богу дел должно стать более естественным, чем проявление «ветхости» человеческой природы. В этом – одно из самых разительных и прекрасных отличий нынешнего благодатного времени от времени Закона. Исходя из этого, само понятие поста как «воздержания» (подразумевающего приложение значительных усилий для того, чтобы остаться в рамках угодного Богу хождения, и нуждающегося, для усиления эффекта, во внешних ограничениях) становится для нас абсолютно неприменимым. Получив от Бога настолько преизобильную благодать, мы уже можем и должны самостоятельно, пользуясь лишь в обилии дарованными нам Господом силами, постоянно и естественно пребывать лишь в угодных Богу делах «нового человека».

Более того. Писание свидетельствует о том, что только таким образом и возможно максимально изжить «ветхую природу» (Гал. 5:16, Еф. 4:22-24). Чем усерднее мы проявляем духовную природу, совершая угодное Богу хождение, тем все легче нам становится делать так и дальше.

Чтобы окончательно убедиться в том, что актуальность обрядов, вообще всех «внешних» вещей в хождении перед Богом, отодвигается в наше время на задний план, уступая место чистому,. не нуждающемуся в каких-либо образных отображениях и внешних стимулах, духовному содержанию, стоит внимательно прочесть Кол. 2:16-23. «Да не судит вас кто за пищу и питие…», - говорит апостол Павел, - «это есть тень будущего, тело же – Христово» (Кол. 2:16-17). Время теней и образов прошло, они утратили свою актуальность, уступив место духовной реальности. Бог открыл перед глазами верующих Свою волю, Свою истину и мудрость, Свой план веков. Его сила, действующая в нас, настолько велика и неисчерпаема, что мы даже не можем представить все ее величественные возможности в нас (Еф. 3:20-21). Все это – благодаря Делу Христа.

И теперь уже то, что раньше было необходимостью, из-за раскрывшейся в нас полноты Божьей утратило свое первенство, более того – в какой-то мере стало опасным, так как поимело возможность превратиться в «видимость мудрости» и «произвольное служение и смиренномудрие и изнурение тела, - не к какой-либо чести, а к пресыщению плоти» (Кол.2:23).

В нынешнее время мы должны придерживаться духовной сути всех Божьих повелений. Однако, если уже и духовная суть какой-либо части хождения становится неактуальной, то тем более странно будет с нашей стороны придерживаться сопутствующего ей «внешнего» обряда.

Если для нас очевидным стало то, что «духовный пост» на сегодняшний день для нас неактуален, благодаря Делу Господа нашего Иисуса Христа, то стоит ли придерживаться тогда одного из его «побочных» атрибутов -–религиозного обряда? Ведь без соблюдения духовных аспектов пост (в форме отказа от пищи) бессмыслен, он превращается в пустое и формальное исполнение никому не нужных «внешних» ритуалов. Причем формализованность эта далеко не безобидна. Выполняя внешнее и упуская внутреннее, духовное, мы впадаем в заблуждение, постепенно забываем о духовной сути, а это может привести лишь к духовному падению и ложной успокоенности, что выполняется «все необходимое» в религиозной практике. Но далеко не обрядовость является в хождении христианина необходимой, первостепенной. Бог прежде всего смотрит в сердце человека, и для Его оценки решающими являются не внешние действия и точное исполнение обрядов, а внутреннее содержание наших сердец и наши духовные мотивы, которыми мы руководствуемся, поступая тем или иным образом, выполняя то или иное действие.

Именно поэтому, в заключение, хотелось бы еще раз подчеркнуть необходимость для каждого верующего человека проверки своего духовного хождения, своих суждений и действий по Писанию, на предмет выяснения соответствия личного хождения истине Божьего Слова на сегодняшний день. Каждый христианин должен отдавать себе отчет в смысле, целях и библейских основаниях своих действий пред Богом, ибо любые бездумные, механические или формальные действия в этой области, совершенные без осознания их реальной духовной сути, отраженной в Писании, являются не только бессмысленными, не несущими плода Богу, но и опасными. Все, что не наполнено светом Божьей истины, является удобной почвой для развития и расцвета «ветхой», греховной природы, постоянно Богу противящейся. Во избежание этого, постараемся же всегда, с Божьей помощью, проверять наше хождение и все наши мысли по Писанию (Деян. 17:11), и во всем искать и исполнять прежде всего основную – духовную суть, не останавливаясь на внешних или формальных действиях.

©, 2000

hisbody@yandex.ru

 



[1] Кроме того, не стоит скидывать со счетов и тот факт, что духовная жизнь Израильского народа вообще изобиловала всевозможными «внешними» проявлениями: обрядами, праздниками и т. д. Эти «тени и образы» служили своеобразным «языком» общения Бога со Своим избранным народом, представляя для «ветхой природы» своего рода «рамки» и «памятки», помогающие в целом не оставлять хождения пред Богом. Пока Израиль сохранял в Божьем плане свое положение избранного народа, сохранялся и привычный ему «язык» общения с Богом, включающий в себя сопряженность внутреннего духовного хождения со внешней обрядовостью.